cityhaze
«Угол падения равен углу отражения»
(откуда-то из учебника физики)


Осенью мокрый асфальт отражает застигнутый врасплох город. И нам за суетою дней кажется, что внизу, в наших отражениях, происходит ровно то же самое, что и наверху. Ну, только что вверх ногами. На самом деле это не совсем так. То есть вверх ногами, конечно, но если присмотреться повнимательнее, то окажется, что наши отражения живут совершенно самостоятельной жизнью – возможно, даже именно той, какой хотелось бы жить нам.

Давайте устроимся где-нибудь за столиком открытого кафе (ну пусть его ещё не успели закрыть к осени) за чашечкой горячего эспрессо. И будем – медленно, нарочито медленно, как бы не замечая косых взглядов раздосадованных официанток, – смаковать эту маленькую чашечку (пусть уж в таком случае кофе так же медленно остывает), наблюдая за тем, что происходит вокруг. На улице пусть будет не слишком холодно – иначе мы долго не высидим, – но асфальт всё же должен быть мокрым, желательно в лужах, как бы от недавно прошедшего дождика. Раз уж это фантазия, то пусть будет так.

Откуда-то сзади доносится поспешный стук тонких каблучков. Нам, конечно, не видно, но совершенно понятно, что эти каблучки принадлежат ножкам красивой девушки. Так и есть, небольшой скверик, расположенный перед нами, пересекает довольно строго одетая юная красавица. В руке у неё сумочка, по которой мы безошибочно определяем, что перед нами молодая учительница. Серьёзный, хоть и слегка усталый, взгляд, уверенный шаг. И асфальт с прилежностью ученика-отличника отражает всё это великолепие в зеркале дорожек сквера. Нет, нет, приглядитесь получше! Там, в отражении, перепрыгивая с лужи на лужу, размахивает портфелем школьница! Белый фартук выбился из-под наспех застёгнутого пальто, бантики, промокшие туфельки – мама будет ругаться… но... – наваждение исчезает вместе со скрывшейся из виду девушкой.

К бордюру подъезжает чёрный блестящий форд. Как ни странно, он тоже отражается в таком же чёрном и блестящем асфальте. И кажется, будто они между собой соревнуются: кто кого переблестит. Впрочем, форд явно проигрывает и поспешно со стыдом удаляется. На тротуаре остаётся деловой мужчина с дипломатом. Его костюм очень гармонирует с только что уехавшим фордом, разве что не блестит. Мужчина пересекает знакомый нам сквер, мельком бросая взгляд на пригоршню воробьёв, рассыпавшихся по дороге в поисках завалящей семечки или не очень размокшей крошки. И вот тут происходит самое интересное: тот, что наверху, идёт себе дальше (куда бы вы думали? конечно, в банк), а

тот, что внизу, – его отражение – задерживается ненадолго, достаёт из кармана рогатку и специально приготовленную персиковую косточку и с широкой оттяжкой стреляет по воробьям. Воробьи – и настоящие и отраженные – разлетаются в разные стороны. После чего напроказившее отражение, спрятав рогатку обратно в карман, бегом, перепрыгивая лужи, догоняет своего хозяина.

Из-за угла показалась энергично что-то обсуждающая семейная пара почтенного возраста. Точнее, обсуждала только одна половинка, а именно супруга – суховатая бабушка с пучком седых волос на затылке. Мужу же – довольно крепенькому еще, но слабохарактерному дедушке, оставалось лишь кивать головой и мычать что-то невразумительное в ответ. Поскольку подслушивать чужие споры нехорошо, мы не будем здесь приводить сути их глубокомысленной беседы. Однако, если учесть, что подглядывать за чужими отражениями ещё хуже (и ради этого, собственно, мы тут с вами кофеёк-то и попиваем), нам всё же придётся коснуться одного эпизода. В сущности же ничего необычного с их отражениями не происходило. Они шли, медленно удаляясь от нас вдоль аллеи всё того же сквера. Лишь однажды дедушка остановился, повернулся к своей спутнице, вздохнул, как бы желая что-то сказать, но, ничего не произнеся, опустил свою голову и пошел выслушивать скрипучую тираду бабушки дальше. И в этот миг отраженный дедушка поднял свою отраженную супругу на руки и нёс её до конца аллеи, пока вовсе не скрылся из вида.

Тут же прошла какая-то девчонка с игрушечной коляской и куклой. Девочка бережно поправила кукле одеялко и опустила пониже балдахинчик – чтоб не продуло. Асфальт с достоинством отразил уверенную в себе женщину, заботливую маму с настоящей коляской и, естественно, настоящим малышом внутри.

Вечерело, осенью ведь темнеет рано. На уже знакомой нам аллейке появились парень с девушкой. Они появились как-то вдруг, ниоткуда. Не пришли, не приехали. Просто оказались посреди дорожки, и всё. Будто до этого они были в каком-то другом измерении, а сейчас наступила пора проявиться в этом мире. Так оно и было. Влюблённым предстояло расставаться. Надолго. До следующего вечера. Как и в случае с другой парой недавно виденных нами здесь же на этой аллее, мы не будем вдаваться в подробности их диалога. Лишь позволим себе бессовестно понаблюдать за ними. Несколько раз звучат слова прощания, рука скользит по руке, последнее прикосновение взглядов – и вот реальный мир принимает в свои чёрствые объятья беглецов. В разные стороны аллеи расходятся шаги, но на том месте, где недавно стояли наши влюблённые, их отражения продолжают стоять, замерев в долгом завораживающем поцелуе.





Вопрос: Нравится?
1. Да! 
12  (100%)
Всего: 12

@темы: Рембрантик, сказка